В Москву через Тирасполь: кто и зачем пытается взорвать Приднестровье?

0
80

Геворг Мирзаян — об опасности размораживания конфликта в Приднестровье и о том, почему Владимиру Путину было бы неплохо «сыграть в Эрдогана» Захват Азербайджаном большей части территории Нагорного Карабаха и (по мнению азербайджанского лидера Ильхама Алиева) окончательное решение карабахского вопроса вдохновило элиты постсоветских республик, у которых есть свои «сепаратистские регионы». И если Грузия с Украиной пока думают, то в Молдавии перешли от раздумий к словам. Словам, которые при морально-материальной поддержке будущей администрации Байдена могут перетечь в действия и создать серьезные проблемы для Москвы Санду назвала нечестным долг Молдавии за российский газ Еще недавно Приднестровский конфликт считался самым замороженным из всех территориальных споров на всем постсоветском пространстве. Самопровозглашенная Приднестровская Молдавская Республика заключила ряд договоров о формах сосуществования с Молдавией. Кроме того, на территории Республики находятся российские миротворцы, а также военные из Объединенной группировки российских войск (ОГРВ), охраняющие принадлежащие Москве склады вооружения, расположенные у села Колбасна. Если раньше предполагалось, что оружие с этих складов будет вывезено, то затем все поняли, что это технически невозможно, поэтому российские войска остаются там на неопределенное время. Ну и заодно поддерживают режим перемирия на обеих берегах Днестра.

«В Приднестровье не отделяют ОГРВ от миротворческого контингента России. Это прямо взаимосвязанные компоненты. Российские военнослужащие из ОГРВ проходят службу в миротворческом контингенте на ротационной основе», — заявил глава Приднестровья Вадим Красносельский.

Кишинев периодически возмущался сложившейся ситуацией, однако понимал и принимал правила игры. Приднестровье рассматривалось молдавскими властями как отрезанный ломоть — мирная реинтеграция ПМР в нестабильную и чужую (с этнической, культурной, исторической и геополитической точек зрения) приднестровцам Молдавию крайне маловероятна, а для силовой у Молдавии недостаточно ресурсов. Поэтому сложился более-менее устраивающий всех статус-кво. Как отмечает Красносельский, переговорный процесс с Молдавией фактически приостановлен. Кишинев максимально осложнял жизнь самопровозглашенной республике (в том числе и через блокаду), однако конфликт не размораживал. И сейчас Майя Санду, пришедшая к власти по итогам нынешних президентских выборов и стремящаяся сделать Молдавию частью Румынии, хочет этот статус-кво разрушить. Она уже потребовала от России вывести войска из Приднестровья, а российских миротворцев заменить на представителей гражданской Миссии ОБСЕ. Конечно, далеко не все даже в Молдавии согласны с таким, мягко говоря, неконструктивным предложением. «Те, кто сеет хаос, должны взять на себя ответственность за страну», — заявил пока еще действующий президент Игорь Додон. Ведь госпожа Санду должна понимать, что войска из Приднестровья Россия не выведет — ведь, как верно пояснил российский министр иностранных дел Сергей Лавров, этот вывод грозит «серьезными инцидентами». Продолжение требований тоже грозит серьезными последствиями в виде обострения отношений с Москвой, проблем для молдавских товаров на российском рынке, а также ответными требованиями Кремля к Кишиневу выплатить задолженность за российский газ, поставленный в Приднестровье (которое, по мнению молдавского руководства, принадлежит им). Речь идет о сумме в 7 с лишним миллиардов долларов — в полтора с лишним раза больше, чем бюджет Молдавии на 2021 год. Поэтому адекватные силы в Кишиневе уверяют, что слова Санду останутся только словами. «Пойти по силовому варианту у нее возможности нет. Мы ей этого не дадим и как партия самая большая, и как парламент, и как правительство, и как граждане Республики Молдова», — заявляет Додон. Однако все эти «не дадим» будут действовать вплоть до парламентских выборов (скорее всего, они пройдут в первой половине 2021 года), по итогам которых прозападные партии сформируют большинство, создадут правительство и позволят Майе Санду реализовывать ее курс. Точнее, не столько ее, сколько тех, кто стоит за госпожой Санду — западных элит, желающих нанести удар по ахиллесовой пяте России на постсоветском пространстве. Проблема в том, что если Москва не выведет войска из Приднестровья, то она должна их защищать. Их — а также более 200 тысяч жителей региона, имеющих российские паспорта. Однако общей границы с Приднестровьем у РФ нет, как и выхода к республике через дружественное или нейтральное государство. Приднестровье зажато между Молдавией и Украиной, а сама Молдавия — между Румынией и Украиной. То есть для того, чтобы отправить туда войска, Россия должна вторгнуться либо на территорию страны-члена НАТО, либо в Незалежную, похоронив таким образом Минские соглашения и весь мирный процесс на Донбассе. Да, если взглянуть на численный состав молдавской армии (около 5 тысяч человек), то кому-то может показаться, что ничего перебрасывать не нужно. Приднестровские вооруженные силы численностью в те же самые 5 с лишним тысяч бойцов, усиленные тысячным российским контингентом и поддержанные дальнобойным высокоточным оружием из России (недосягаемым для украинских ПВО) справятся с любой угрозой. Однако проблема в том, что защищаться нужно будет не только от молдавской армии, но и от «партнеров», которые готовы будут помочь молдаванам «восстановить суверенитет». Причем речь не только о НАТО (по словам генсека которой Йенса Столтенберга, присутствие российских миротворцев в Приднестровье — это нарушение международного права и суверенитета Молдавии), но и об Украине. Получившая, по всей видимости, гарантии Запада, сейчас госпожа свежеизбранный президент собирается заручиться поддержкой Киева. Куда она собирается совершить свой первый государственный визит (для понимания, Игорь Додон ни разу за 4 года не посетил Украину). В Киеве Санду встретят с распростертыми объятьями, а также подпишутся под любой авантюрой против ПМР. Украинское руководство рассматривает Приднестровье как враждебную российскую территорию. Поэтому не только в 2015 году денонсировало соглашение о транзите российских грузов в Приднестровье, но и регулярно блокирует границу с самопровозглашенной республикой. Более того, Киев жаждет отомстить «русскому миру» за поражения в Крыму на Донбассе. Развязывать военные действия в этих регионах Украина не может — российскую Тавриду защищают Вооруженные силы РФ, а в случае вторжения на территорию ДНР и ЛНР в помощь местным формированиям подует такой сильный «северный ветер», что может сдуть не только украинские войска с Донбасса, но и майданные власти из Киева. Однако эскалация ситуации в Приднестровье и при определенных обстоятельствах даже вооруженная поддержка Молдавии (которая формально владеет территорией самопровозглашенной республики) резко снижает возможность российского военного ответа. Понятно, что НАТО и Украина будут подключаться под прямым контролем приходящей администрации Джозефа Байдена, которая, скорее всего, станет дирижером возможной приднестровской авантюры. Для людей Байдена размораживание конфликта в Приднестровье нужно не только и даже не столько для выбивания из-под России постсоветского пространства — они рассматривают это выбивание как часть своей стратегии по смене власти в Москве. «Для президента Путина и России мощь определяется их геополитическим влиянием в мире. Подрывая это влияние и изолируя Россию в политическом плане, мы нивелируем эту мощь», — сказал свеженазначенный госсекретарь США Энтони Блинкен. И Приднестровье — очень удачное место для такого подрыва, ведь почти любой исход конфликта (вывод российских войск или затяжное серьезное обострение, вплоть до ввода молдавских войск и «иностранных добровольцев») приведет к поражению Москвы. Однако Кремль вполне может сорвать планы западных кукловодов и их региональных инструментов. Для этого просто нужно «сыграть в Эрдогана» — жестко и четко дать понять, что в случае эскалации Россия пойдет до конца. Как пошла в 2008 и в 2014 году, наплевав на все международные приличия и просто защитив свои интересы. Что, например, в случае появления любой угрозы для российских граждан в Приднестровье вежливые люди будут пробивать туда коридор через Одессу. Да, такой вариант чреват признанием трупа (то есть Минских соглашений) трупом и серьезной эскалацией ситуации в регионе — однако именно эта эскалация серьезно ударяет не только по Москве, но и по интересам европейских стран. Одно дело, когда Россия мирно сдает Приднестровье и позволяет государству «восстановить территориальную целостность» (как это было в Карабахе), а другое — когда под боком у ЕС начинается война. У войны есть не только много сторонников, но и достаточное количество противников, которые сделают все возможное для ее предотвращения. В том числе осадят Майю Санду и постараются объяснить ястребам из байденовской администрации мысль о том, что сдержать Россию можно иным способом. Менее опасным для всех участников процесса.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  СМИ заявили, что Запад проигрывает России борьбу за Украину

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь