Почему Германия ввела «самый жёсткий локдаун в истории»

0
51

Почему Германия ввела «самый жёсткий локдаун в истории»

С 16 декабря в Германии стартует «самый жёсткий локдаун в истории», как описал его президент Франк-Вальтер Штайнмайер. Весной ФРГ хвалили за своевременную реакцию на коронавирус и низкую смертность, но оказалось, что похвалы были преждевременными. На сегодняшний день в стране зафиксировали почти 1000 смертей от COVID-19 в день, ежедневный прирост заболевших составляет более 27 000 при населении 83 млн человек, и больницы почти переполнены. NEWS.ru разобрался, почему Германия из примера для подражания превратилась в «трудного ребёнка Европы». До 10 января в Германии будут закрыты школы и университеты, непродовольственные магазины, спортзалы, кинотеатры, рестораны, парикмахерские, в общем, всё, кроме супермаркетов, аптек, оптик и церквей. В Берлине, эпицентре эпидемии, гражданам также запрещено выходить из дома без необходимости. Собрания людей по всей стране ограничены пятью людьми из двух разных домохозяйств. На период рождественских праздников эти правила будут слегка ослаблены: одна семья сможет пригласить к себе до четырёх человек из другого домохозяйства. Объявляя о новых мерах, президент Франк-Вальтер Штайнмайер охарактеризовал их как «самое жёсткое ограничение свободы граждан в истории ФРГ». Стоит заметить, что власти старались избежать такого сценария всеми силами, но именно запоздалая реакция на резкий рост заражений, по-видимому, предопределила жёсткий локдаун. С начала ноября в стране начал действовать «лёгкий карантин»: закрылись бассейны, спортзалы, рестораны, развлекательные центры, собрания ограничили 10 людьми, но школы и непродовольственные магазины продолжили работу. Уже спустя несколько дней стало понятно, что этого недостаточно: Германия преодолела отметку в 19 000 инфицированных в день. В начале второй волны Ангела Меркель предупреждала, что страна может достичь этой планки в Рождеству, но тогда её опасения считали преувеличенными. Принятые меры поначалу помогли выровнять кривую заражений, но потом цифры снова поползли вверх. Однако ужесточить меры оказалось не так просто. Согласно германским законам, львиная доля ответственности за эпидемиологическую ситуацию лежит на властях федеральных земель, а многие из них считали, что и «лёгкий карантин» не был нужен. Меркель, изначально выступавшей за жёсткие меры, удалось убедить региональные правительства, только когда тяжесть ситуации стала очевидна.

Если мы не будем осторожны, Германия скоро станет трудным ребёнком Европы, — признал на днях премьер-министр Баварии Маркус Зёдер.

Судя по всему, вторая причина такой печальной картины заключается в том, что простые немцы устали осторожничать, хотя ещё весной они строго соблюдали указания властей. Жёсткие ограничения были введены в стране в марте. Вместе с разветвлённой и продвинутой системой учреждений здравоохранения, большим числом тестов и отслеживанием контактов заражённых это помогло Германии избежать худших последствий первой волны. К июлю в ФРГ зарегистрировали всего 9000 смертей от COVID-19, тогда как во Франции и Великобритании это число уже тогда подобралось к 30 000 и 40 000 соответственно. Однако к осени «синдром усталости от пандемии» начал нарастать. По стране прокатилась волна массовых протестов против ограничений, полиция стала фиксировать всё больше нелегальных вечеринок, число гостей на которых превышало разрешённое. Владельцы ресторанов, недовольные падением доходов, тем временем придумали, как обходить правила. Вместо запрещённых рождественских ярмарок они установили лавки с глинтвейном и вафлями на улице, так как готовить еду на вынос им всё ещё было разрешено. Истосковавшиеся по духу праздника немцы моментально выстроились в очереди, забыв про социальную дистанцию. Немецкий журнал Der Spiegel назвал «лёгкий карантин» «главным политическим просчётом года». Власти презентовали его публике как способ «спасти Рождество», то есть уменьшить количество инфекций так, чтобы к концу декабря граждане могли отметить праздники с близкими. На деле же люди восприняли слово «лёгкий» как знак того, что правила можно и не соблюдать. Задержка начала кампании по вакцинации — ещё одна проблема для Германии, как впрочем, и для всего Евросоюза. Прививки от коронавируса уже начали делать в России, Великобритании, США и Канаде, но Европейское агентство по медикаментам (EMA) заявило, что рассмотрит вопрос об одобрении вакцины Pfizer только 29 декабря. Без этого вакцинация не может стартовать ни в одной стране ЕС. Под давлением общественности EMA сдвинула сроки рассмотрения на 21 декабря, но многие в ФРГ считают, что их страна опять теряет драгоценное время.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Мурманской области 31 декабря будет нерабочим днем

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь